Вернуться на главную

Вернуться   Форум выживальщиков » Пособия по выживанию » Книга жизни » Военка
Все разделы прочитаны
Регистрация Справка Календарь

Важная информация

Закрытая тема
 
Опции темы Опции просмотра
Старый 22.03.2016, 21:28
Спартанец
Модератор форума
 
Аватар для Спартанец
 
Регистрация: 18.07.2011
Адрес: Спарта
Сообщений: 9,095
Сказал(а) спасибо: 11,395
Поблагодарили 12,400 раз(а) в 5,573 сообщениях
По умолчанию

Руслан Ибрагимов*, Чечня. Рассказывает о первой чеченской войне 1994–1996 гг.
*По просьбе собеседника, имя и фамилия изменены

В начале первой войны я работал и жил на Крайнем Севере, в Ямало-Ненецком округе. Полгода там, месяц или два — в Чечне. Здесь у меня жила мама. О том, что будет война, люди говорили уже за год до её начала. Я приехал домой в ноябре 1994 года. И сразу же понял, что война точно начнётся.

Мой дом находился в небольшом селе, в Наурском районе Чечни. Это север республики, степная, равнинная местность. Примерно как Крым. Очень похоже и по климату, и по растительности. Ни о каком открытом вооружённом сопротивлении здесь не могло идти и речи.

Когда война началась, я в первую очередь вывез всех родных — маму, семью брата — в горы, к родственникам. У чеченцев очень крепкие родовые связи. Их всех приняло наше родовое село. Сам же остался в Наурском районе. Скажу теперь, что поступил неправильно. В такое время всем нужно держаться вместе, имеется в виду членам одной семьи. Потому что неизвестность очень сильно угнетает. Не знаешь, что с родителями, что с детьми, и приходится ловить каждую весть. И это в условиях, когда нет чёткого фронта и тыла. Бомбили везде.

Насчёт быта — в первую очередь нужно позаботиться о воде, еде, тёплой одежде, лекарствах и топливе. Отбросить всякие хлопоты о мебели, телевизорах, обстановке и прочей ерунде. Я заполнил водой все имеющиеся ёмкости заранее и регулярно пополнял, пока действовал водопровод. Вырыл небольшой колодец, вода была не очень, но для приготовления пищи и стирки годилась. Укрепил подвал — завалил сверху брёвнами, в промежутках уложил матрацы, хорошая защита от осколков и неплохо гасит ударную волну.

О пище. В магазинах уже ничего не было. Но в сельской местности у всех обычно есть запасы. Советую запастись в первую очередь мукой, маслом, солью, сахаром и спичками. Берите мясо в любом виде. Засолите его и завяльте. Так оно может храниться очень долго. Меняйте всё, что можно, на продукты. Ваша цель — выжить. Барахлом будете обзаводиться после войны. Готовить можно, конечно, и на костре, но лучше устроить во дворе или в подвале небольшую печку. Обязательно запаситесь полиэтиленовой плёнкой, желательно потолще. Пригодится закрывать выбитые оконные проёмы. И вообще из неё получается хорошее укрытие от снега и дождя, это на тот случай, если придётся ночевать в лесу или в поле. В сельской местности на полях обычно остаётся много чего неубранного из съестного. Война нарушает весь график уборки. Не ленитесь, прогуляйтесь, только осторожно, и ищите посевы гороха, картошки, всего, что можно употребить в пищу.

Будьте всегда тепло одеты, даже в летнее время имейте при себе куртку или что-то подобное, что можно подстелить под себя или укрыться. Одежда должна быть неяркой, тёмных тонов, прочной и желательно из натуральных материалов. Не советую обзаводиться камуфляжем, берцами или ещё чем-либо подобным, если вы решили быть мирным жителем. Потом не докажете, что вы не солдат или ополченец, да и разбираться долго не будут. Очень важно регулярно мыться, особенно мыть голову.

Ваша задача — выжить и помочь выжить родным, друзьям, знакомым, соседям и так далее. Дети, старики, женщины будут на вас смотреть, ловить каждое ваше слово, оттенки мимики. Никогда не показывайте им свой страх, тревогу или уныние. Обязательно помогайте всем, кому требуется помощь. Из своего опыта знаю, что если ты помогаешь больным, голодным, раненым, то твой голод, болезнь или даже рана не кажутся очень уж сильными. Я видел крепких здоровых мужчин, которые впадали в панику или устраивали скандалы из-за одного пирожка. Таких нужно сразу ставить на место, если нужно, то и хорошим ударом в челюсть.

Самое страшное на войне — это слухи и паника. Важно собрать группу активных и деятельных людей, мужчин и женщин. После каждой бомбёжки или обстрела обходить все подвалы и убежища, собирать раненых и оказывать им по возможности помощь. И вообще, нужно быстрее привыкнуть к войне. Я понимаю, что это неестественное состояние, но, к сожалению, люди всегда воевали и, кажется, будут воевать. Ваше тело само привыкнет к войне. Вы уже автоматически будете прятаться от обстрелов и взрывов. Больше всего опасайтесь мин и снайперов. Если вы переживёте первые дни и недели войны, то ваши шансы выжить резко возрастут.

К войне привыкнуть очень легко, но отвыкнуть невероятно трудно. Я долго не мог приучить себя переодеваться перед сном, не мог просто так выглянуть в окно — обязательно становился сбоку. Осталась привычка держать в доме внушительные запасы еды. И ещё много ненужных военных привычек. До сих пор мучает бессонница. Обязательно встаю в три часа ночи и слушаю тишину.

Тяжело привыкать к потерям близких тебе людей. Я как-то подсчитал, что на войне погибло больше моих родственников, друзей, соседей и просто знакомых, чем живёт сейчас. Я вспоминаю, что в один день в нашем небольшом селе на тысячу жителей похоронили 21 человека — детей, женщин, мужчин. Я не знаю, как мы всё это выдержали.

Больше знаешь - меньше носишь!
Спартанец вне форума  
3 пользователя(ей) сказали cпасибо:
Ланс (23.03.2016), Лебедь (22.03.2016), Олеся (26.03.2016)
Это может быть интересно
Старый 22.03.2016, 21:34
Спартанец
Модератор форума
 
Аватар для Спартанец
 
Регистрация: 18.07.2011
Адрес: Спарта
Сообщений: 9,095
Сказал(а) спасибо: 11,395
Поблагодарили 12,400 раз(а) в 5,573 сообщениях
По умолчанию

Беженка из Славянска: Война не может быть чужой. Она в любой момент может коснуться каждого

17.09.2014 - 8:00

Мы приводим рассказ жительницы Славянска, известной своими твиттер-репортажами о ходе боевых действий во время его осады карателями. Теперь Маруся @mara_beyka находится вместе с близкими в России. Но война на Донбассе никуда не делась из её сердца.

За моим окном ссорятся две старушки. Их спор уже доходит до криков. Рядом бегают собаки и неистово лают на них. В данный момент это — единственное, что может меня раздражать.

В этот же момент за тысячи километров от меня люди слышат взрывы. Нет, даже не просто взрывы, а залпы, канонады артиллерии, разрывы снарядов! Это вошло в привычку, это уже не раздражает. Этим живут.

Крики, учащенное дыхание, паника, погибшие мирные жители. Они бежали из дома в подвал, спускались из квартиры в бомбоубежище, хватали в спешке полураздетых детей и важные документы. Бежали. И многие не добегали.

Есть инструкции по спасению утопающих, поведения на воде, противопожарной безопасности, но нет ни одной инструкции или подробного пособия по бегству от войны.

Кому–то это сравнение покажется глупым, но я пишу по своему опыту. Бывают случаи, когда, проезжая по сельской дороге, не желая того, сбиваешь курицу. Она трепещется после и бежит, мечется в разные стороны от полученного шока. И на это невозможно смотреть без боли в сердце.

Мы, пережившие и переживающие войну, подобны этим раненым птицам. Мы бежим в панике, после того, как взрывной волной нас откидывает к противоположной стене подвала. Считаем минуты до наступления утра и бежим, кто куда и как может.

Позади остаются сожженные родные кварталы. Кто–то узнает о потере дома или квартиры позже, когда паника, казалось бы, только начинала спадать. И возобновлялась новая: что делать? Как жить дальше? Куда ехать, к кому? И где взять деньги на дорогу? С чего правильно начать НОВУЮ жизнь? Господи, кто подскажет? Сколько найдется людей, переживших войну и имеющих опыт начала новой жизни с нуля?

Как сложно в панике ехать за тысячи километров в неизвестность. И здесь я могу сказать уже от имени большинства беженцев из Донбасса. Мосты сожжены в прямом смысле слова.

Когда мы приехали в Россию, первое, что почувствовали — защищенность. И долгожданную тишину. Отдыхали у родственников и друзей в Ставропольском крае месяц. Все было непривычным — тишина утром, тишина днём, такая же обстановка вечером и ночью. Мы просыпались от криков петухов, так как жили в частном доме, и это радовало. Непривычными также были разговоры местных жителей на темы НЕ о войне. Мы отдыхали.

Подавать документы было решено для оформления статуса беженцев. Для чего сразу и обратились в местную ФМС. Прошли всю процедуру от и до. И ждали результата. Позже оказалось, что документы, которые мы ждем, будут недействительны в той области, в которую собирались ехать позже. На середине пути бросили оформление и отправились дальше.

Сотни километров перерастали в тысячи, минуты в часы, населенные пункты один за другим, и все — неизвестные. Всё новое — от непривычной разметки дорог до разных акцентов местных жителей. Всё путешествие одновременно радостное и печальное. Радость — от осознания того, что мы в России! Она ВЕЗДЕ — под колесами, по сторонам, и там, за горизонтом! Она красива и могущественна! Флажок, что нам подарили по пути, невероятно поднимал настроение при мимолетном взгляде на него. Печаль и тоска накрывали именно от этой неизвестности, от потери родного, любимого дома и расставания с родственниками. От того, что только Богу известно, что будет дальше с нами.

Мы наблюдали уже не разрушенные здания нашего города, а восхитительную Волгу! Вы видели Волгу? Она вела нас с правой стороны, казалось, бОльшую часть пути. Такой восторг от ее красоты! Как передать вам усталость от дороги? Мы находились в пути по России два дня подряд, по 14 часов. И не важно, что чувствовала я. Важно состояние моего ребенка. Она держалась умничкой! Радовалась новым увиденным городам, смеялась со мной над забавными ситуациями на дороге, терпела. Мы знали, что так нужно. Что, преодолев такое большое расстояние, мы обретем в первую очередь тишину.

Приехав в новый город, в котором решили остаться, мы познакомились с семьей из Луганска. Они вместе с нами проходили медосмотр в местной поликлинике. У молодой пары была очаровательная девочка трёх лет, и так же, как у нас, не было дома... Они убегали с соседями на легковом авто, которое позже было обстреляно украинской армией на КПП. Друзья предоставили им на время квартиру и некоторые необходимые вещи. И эта семья улыбалась. Они убежали из Ада в тишину и мир. Мы обменялись номерами телефонов.

В ФМС я узнала о гостинице, в которую месяц назад поселили беженцев. Администрация города предоставила бесплатное проживания и временную регистрацию, что является огромной помощью для всех приехавших жителей Донбасса.

В эту гостиницу мы отправились на следующий же день. Ляля сразу же познакомилась с детьми, бегающими по коридору на этаже, я интересовалась, кто откуда приехал, и с какой историей. Люди были из разных городов — Донецк, Луганск, Енакиево, Горловка, ...Славянск. Мы общались, плакали (женщины, что поделаешь). Среди проживающих людей в гостинице были учителя, врачи, частные предприниматели. Они все стояли там, в коридоре, в спортивных костюмах, шлепках, комнатных тапочках. И у многих, да–да, у многих, это была практически единственная одежда!

С каждым разом, когда мы приезжали в гостиницу, не переставали удивлять дети, бегающие по коридору в сапожках (летом!) или в обуви не по размеру. Честно, это больно — наблюдать такое зрелище.

Что представляет собой номер гостиницы: коридорчик, небольшая ванная, совмещенная с туалетом, и комната с тремя–четырьмя кроватями (в зависимости от количества проживающих). На стене небольшой телевизор, возле кровати — столик. По сравнению с жизнью в подвалах и бомбоубежищах, это просто рай. За что люди безмерно благодарны!

По правилам гостиницы приготовление пищи в номере запрещено. На первом этаже имеется кафе. Но откуда у людей, приехавших практически без средств, возможность питаться в кафе? Разрешено пользоваться только электрочайником. Еду женщины научились готовить именно в этом чайнике или при помощи кипятильника, так как детей кормить как–то нужно. В таких условиях можно быстро научиться в одном чайнике варить первое и второе, как бы это не звучало странным.

Вопреки всему, дети бегают радостные и счастливые. Детям много не нужно — тишина и коврик с кубиками, который предоставили жители города, узнавшие о беженцах.

Вопрос о трудоустройстве.

Все понимают, что официальное трудоустройство без документов невозможно. Все беженцы, которых знаю я, подали необходимые документы для получения разрешения на временное проживание (РВП). Оформлять временное убежище никто, кроме одной семьи, не захотел. Ходят слухи, что, людей, получивших временное убежище в России, по окончанию военных действий, могут депортировать на Украину. Но так как у большинства приехавших разрушены дома и квартиры, люди боятся остаться «за бортом» жизни. Хотя срок оформления временного убежища — месяц, а РВП — два. Поэтому на эти два месяца людям приходится, переступив гордость, соглашаться на низкооплачиваемую и иногда неприятную работу (мытье посуды, полов, туалетов), имея при этом иногда даже по два высших образования.

Много людей читают и поддерживают меня в Твиттере с первых взрывов в Славянске. Они со мной круглосуточно. Они переживают за мою семью, как за близких людей, и за это огромное спасибо!

Глядя на детей без обуви и одежды, я не смогла купить Ляле куклу, как просили меня друзья из Твиттера, приславшие предварительно деньги. Именно с Лялей мы решили купить продукты детям — печенье и йогурт. В гостинице 20 детей. Все были очень рады сладостям, а малышка в сапожках — новым туфлям. И нам тоже было приятно. Ведь столько малышей одновременно хоть на минуту, но стали счастливыми)

После размещения фотографий в твиттере, люди оказали денежную помощь, на которую нам удалось закупить гораздо большее количество продуктов. Это — тушенка, гречка, макароны, растительное и сливочное масло, консервы, сахар, картофель и самые необходимые медикаменты. Три дня подряд наши вечера состояли из закупки, фасовки и распределения продуктов между жителями гостиницы. Иногда приходилось делить пачку макарон на троих человек, чтобы никого не обидеть. Может показаться, что эта помощь для людей лишняя, и людям пора самим обеспечивать себе жизнь, но как быть в таких ситуациях: три женщины с детьми, возрастом от 10 месяцев до трех лет, женщина–пенсионер с почечной недостаточностью, нуждающаяся в дорогостоящих лекарствах, и мать с ребенком–инвалидом на руках? Есть и женщина–пенсионер, желающая работать, но в связи с пенсионным возрастом, ее не берут даже на низкооплачиваемую работу. Как быть таким людям? Как жить, если для оформления того же РВП необходимо заплатить за нотариальный перевод всех необходимых документов (700 р/чел.), фотографии (170 р/чел.), госпошлину (1000 р/чел), медосмотр и ксерокопии. При этом еще нужны деньги на проезд, питание и другие нужды. Как же быть людям, приехавшим практически без вещей и средств к существованию?

Согласна с тем, что встречаются разные люди. Одни рады любой оказанной помощи, другие ходят из кабинета в кабинет в администрации города и предъявляют безграничные требования. Хотя нам никто ничего не должен и не обязан. Мне пришлось столкнуться с женщиной в гостинице с завышенными амбициями, которая предъявляла слишком много требований. Не смотря на ее хамское отношение лично ко мне, она все же получила свой комплект продуктов с пожеланиями здоровья и благополучия ее семье. Продукты были выданы скорее даже ее ребенку, так как приобретались прежде всего для детей.

Военные действия в Славянске уже не ведутся. В новостях всё больше и больше показывают людей на въезде в Украину. Многие возвращаются. Стало популярным слово «перемирие». И я, как никто другой, знаю, что оно значит. Именно на неделю «перемирия» я привезла ребенка от бабушки домой. Ляля радовалась своей комнате, своим игрушкам, аквариумным рыбкам. В доме было чисто и уютно, как и раньше. Вечером была набрана ванна с пеной, которую так любила Ляля, но вода остыла от нашего долгого пребывания в подвале. Нас бомбили. И так, как никогда. Я просто ждала утра! Чтобы увезти ребенка снова. Как же я винила себя за то, что так сглупила! Как можно было поверить в этот «мир», объявленный украинской властью? Ляля хотела домой, я дала слабину и привезла ее. Я рисковала жизнью ребенка прежде всего. Теперь уже я наблюдаю со страхом возращение людей из России на Донбасс при нынешнем «перемирии». Ведь люди проделали сложный путь для того, чтобы пересечь границу. Легко никому не удалось, я уверена. Где гарантии того, что это получится проделать еще раз? Военная техника стягивается к городам в больших количествах, но люди, как мотыльки на свет, не замечая этого, спешат к своим домам — целым или разрушенным. О попадании снаряда в дом никто не предупреждает. В тот же Славянск возвращались люди и погибали при обстреле, едва войдя во двор. Некоторые приезжали за вещами и оставались там навечно... Семьями!

Война на Донбассе продолжается. Там до сих пор от гуманитарной катастрофы страдают люди в подвалах и бомбоубежищах. И каждый реагирует на это по–разному: кто–то следит за новостями по телевизору, кто–то черпает информацию из интернета, а кто–то отвозит вещи беженцам из Донбасса в своем городе. Важно, чтобы вся ситуация в целом не была безразлична людям, живущим в Мире, в Тишине. И самое главное — не судите.

У нас была нормальная жизнь, как у каждого человека за границами Войны. И мы не знали, что окажемся наедине с неизвестностью. Война не может быть чужой. Она в любой момент может коснуться каждого.

Больше знаешь - меньше носишь!
Спартанец вне форума  
3 пользователя(ей) сказали cпасибо:
дохтур (23.03.2016), Ланс (23.03.2016), Лебедь (22.03.2016)
Старый 25.03.2016, 21:08
Спартанец
Модератор форума
 
Аватар для Спартанец
 
Регистрация: 18.07.2011
Адрес: Спарта
Сообщений: 9,095
Сказал(а) спасибо: 11,395
Поблагодарили 12,400 раз(а) в 5,573 сообщениях
По умолчанию

В кого стреляют первым

НА ВОЙНЕ главное не быть первым. Тот, кто погибает первым, дает команду остальным: «Началось». Узнать, что в тебя стреляют можно только тогда, когда в тебя стрелять начали. Собственно, все, кто выживает на войне, выживают потому, что первым стал кто-то другой.
Чтобы не быть первым, главное, не выделяться. Из общей массы непременно будет выбран самый заметный…
На войне часто говорят, что человек чувствует свою смерть. Это правда. Даже не чувствует, скорее, кличет. Когда человек ломается, устает жить в земле и воде, в холоде и постоянном нервном напряжении, когда его телом овладевает страх — это притупляет инстинкты. Лишает психологической силы, отчего уходит сила физическая. Проводимость нервов и реакция мозга снижаются. Теряются те самые наносекунды, которые только и позволяют выживать.
Такой человек начинает делать не то, что должен. Он понимает, что в нем что-то не так и от этого ломается еще больше. Все время находится в каком-то полусонном состоянии, перестает думать, не вылезает из апатии или страха, нереальности существования — и уже принимает свою гибель как единственный из вариантов. И больше его уже ничто не интересует.
От такого человека за версту несет смертью. Все знают, что он умрет. Но сделать никто ничего не может.
Такое состояние очень заразно. Депрессия — довольно частая причина гибели. Как только перестаешь бриться, кладешь начало всей этой цепочке. Втягиваешь в нее остальных. Страх, неуверенность в себе, внутреннее расстройство — это эпидемия. Поэтому я своих всегда заставлял натираться по утрам снегом и чистить зубы. Даже тумаками.
Не знаю, что тут первично, а что вторично: то ли действительно это ощущение истечения своего времени порождает усталость, то ли наоборот — усталость, сломленность войной сокращает срок. Игорь свою смерть чувствовал, но сломлен не был. Погиб. Я тоже не был сломлен, но день, когда меня должно было убить, знаю совершенно точно. Вместо меня умер мой отец. Мишка Кокшаров сломался и погиб. Романыч сломался напрочь, но остался жить.
Но видел я и других людей — которые ни черта не чувствовали и ни черта не подозревали, и все равно были убиты.

В ОТЛИЧИЕ от нас, легкомысленных, Муха никогда не снимал бронежилета. Верил — спасет, если что. Спал в нем, ел и ходил на дальняк. Его нацеленность на жизнь была велика, он знал, что переживет эту войну и все у него будет в порядке. Был разговорчив и довольно весел. Война не сломала его ни на дюйм, хотя он и тяготился ею.
Он встал и пошел от одного дома к другому. Десять метров. В бронежилете, из которого не вытащил ни одной пластины.
Снайпер попал в него сбоку. Пуля вошла слева, между передней и задней секциями броника, и вышла справа. На выходе вырвала кусок размером с кулак. Славка говорил, что видел, как вмялся бушлат от удара на одной стороне и выпучился на другой.
Он упал без звука. Сознание потерял сразу. Жил еще сорок минут, но пока искали дымовые шашки, пока пытались подавить снайпера, пока вытащили его — каких-то пять метров, — пока бинтовали, он умер.
Бинтовал Славка: «Слева маленькая дырочка такая, а перевернул на другую сторону, а там бинтовать нечего, рука аж провалилась».

МУХА не был первым, кто погиб в батальоне. Люди гибли и до него. Но он был первым, кто погиб… по-настоящему, что ли. Смерть предыдущих не оставляла ощущения работающей машины убийства, люди гибли либо по глупости, либо от слабости, либо от случая. Это было закономерно.
Муха же был убит. Не погиб, а именно убит. Целенаправленно, чужой волей. Желанием другого человека.
Его смерть зацепила всех в батальоне. То, что первыми погибают самые лучшие — литературщина. Погибают все подряд. Но в этом случае получилось именно так. Если из нас и был тот, кто должен был выжить, — так это Муха.
Это-то несоответствие и клинило мозги всему батальону. Ну почему, почему именно он? Даже если он и должен был умереть — то только не так!
Если бы им поговорить… Если бы нам всем сначала поговорить…
Но, опять же, именно это несоответствие и показало нам, что игры кончились. И началась война. Настоящая. С противостоянием чужой воли и силы. Никто не будет спрашивать тебя, хороший ты или плохой. По ошибке здесь или целенаправленно. Хочешь или не хочешь. Врагов не выбирают. А все остальное не имеет значения…

ПОЧЕМУ тот снайпер выстрелил именно в него?
На всех войнах есть уникальная порода людей не от мира сего. Смотришь на такого человека и не понимаешь, как он тут оказался. Настолько нелепым, противоестественным выглядит само его пребывание. Таких надо отбирать специально и отправлять как можно дальше от войны с пожизненным белым билетом до седьмого колена. Потому что они — генофонд нации. Лучшее, что в нас есть.
Кто несет ответственность за эту дыру в нашем будущем, которая не будет восстановлена уже никогда, потому что ее вырвало вместе с Мухиной печенью во дворе двухэтажного дома частного сектора города Грозного?
Для меня именно его смерть олицетворяет всю преступность войны больше, чем десятки других, пришедших в бою.

МУХУ убили в январе. Раньше мне казалось, что дату его смерти я буду помнить всегда, но время и вправду лечит, и люди, бывшие главными в моей жизни, бывшие самой жизнью, все больше и больше отодвигаются в темноту, туда, где мы встретимся, конечно же, но потом. Пока же они оставляют меня на время в покое, давая возможность жить.
Вероятно, это случилось десятого января. Во всяком случае так написано в моих набросках в солдатском блокноте, вырезанном из толстой тетради, которые я начал делать сразу после войны: «Штурм начался 17-го. Эту дату я запомнил хорошо. Потому что 10-го убили Муху, а штурм начался через неделю». Скорее всего так оно и есть.
Как-то слишком выспренно у меня получилось написать о нем. Муха был проще. Понятнее. Прямее. Возможно, все это мои фантазии. Возможно, я просто хотел бы видеть его таким, а он был другой. Но я думаю, что понял его внутренний мир. Люди не могли выразить это словами — даже в богатом русском языке все равно слишком мало слов, чтобы отобразить все нюансы. Но я видел их глаза и думаю, что понял все правильно.
Как бы там ни было, я просто хочу, чтобы вы знали, что был такой парень — Муха. Который не хотел войны, но был убит на ней первым.
Я не знаю, что сообщили матери о его смерти, но все же напишу его фамилию.
Его фамилия была Мухтаров.
Имени я никогда не знал.

Больше знаешь - меньше носишь!
Спартанец вне форума  
3 пользователя(ей) сказали cпасибо:
dorodo (20.10.2017), Лебедь (28.03.2016), Олеся (26.03.2016)
Старый 02.04.2019, 15:13
Скржитек
Модератор форума
 
Аватар для Скржитек
 
Регистрация: 22.06.2012
Адрес: ДальнийВосток
Сообщений: 9,209
Сказал(а) спасибо: 4,757
Поблагодарили 18,558 раз(а) в 7,279 сообщениях
По умолчанию

как красноармеец-дезертир 10 лет скрывался в тайге
Цитата:

В 1950-х история Тарзана и Джейн в гротескном виде повторилась в тайге под Новосибирском. Девушку, которая забрела в лес, увел с собой бородатый незнакомец, долгие годы проживший в отрыве от цивилизации. Похитителем оказался дезертир, сбежавший из Красной Армии во время Великой Отечественной войны.
Жизнь в тайге

О событиях, которые происходили полвека назад на севере Новосибирской области, местные жители до сих пор рассказывают легенды. Сибиряк, Марк Гурский, которому не хотелось погибнуть от фашистской пули, в 1943 году дезертировал из армии (по другой версии, он изначально скрывался от призыва). Молодой человек добрался до Убинского района, где в селе Крещенском у него были родственники по фамилии Красиковы. Дезертир поддерживал с ними связь, однако жил отдельно, в тайге в верховьях реки Тартас.

«Он построил в тайге несколько потайных избушек, вырыл и землянки. Ловил рыбу, добывал птицу, зверя, заготавливал впрок грибы, ягоды, орехи. Весной собирал птичьи яйца, которых так много у рямовых озер. Промысловик он был умелый, сноровистый, силушку имел богатырскую. В поединке с косолапым хозяином тайги Тарзан, вооруженный одним ножом, непременно выходил победителем», — писал в 1991 году со слов старожила Николая Вдовина местный журналист Евгений Доброхотов.

«Угодья» Марка Гурского раскинулись на десятки километров в Северном и Куйбышевском районах. Обитатель тайги периодически перемещался между своими землянками. Когда в окрестностях его жилища кончалась пища, Гурский переходил на другой участок. Распахав подходящие клочки земли, дезертир завел огороды, где сажал картошку. Выживать в тайге мужчине позволяло крепкое здоровье. Заболел он лишь один раз, когда несколько дней ничего не делал, отсиживаясь в землянке.

Серьезным подспорьем в «хозяйстве» Гурского стало оборудование с упавшего в тайге самолета (возможно, речь идет об американской «Аэрокобре», поставлявшейся в СССР по ленд-лизу). Используя вместо ружья авиапулемет, «Тарзан» охотился на лосей и медведей. Также ему пригодилась динамо-машина, с помощью которой мужчина освещал одну из избушек. Чтобы не быть обнаруженным поисковиками с воздуха, Гурский замаскировал упавший самолет мхом.
Голос плоти

Как ни был силен страх дезертира перед властями, порой он все же наведывался в деревню, где обменивал добытое им мясо на нужные вещи и продукты. Однако завязать контакты с женщинами во время эти вылазок Гурский, очевидно, не успевал. Между тем его естественные потребности с годами становились сильнее. Таежный охотник не страдал от голода, и организм требовал своего. Поэтому, повстречав однажды на лесной дороге девушку, ушедшую в тайгу за грибами, Гурский силой увел ее к себе и сделал сожительницей. Дорога до землянки заняла несколько суток. Дезертир вел свою пленницу только по ночам, чтобы она не запомнила дороги. По одной из версий, похищенная все же сбежала от Гурского. По другой — дезертир сам отпустил забеременевшую девушку в деревню, чтобы она там родила, поскольку понимал, что принять ребенка и воспитывать его в тайге не сможет.

Возвратившейся из леса селянкой заинтересовалась милиция. Дело в том, что за ее предполагаемое убийство уже успели посадить одного из местных парней. Выведав у «воскресшей» девушки, где находится землянка похитителя, стражи порядка снарядили экспедицию по поимке таежного жителя и в итоге привели его в деревню Лисьи Норки.

«Когда доставили Тарзана в деревню, крепко удивились люди. Сам рыжий, волосы на голове и бороде длиннющие, одет в звериные шкуры — чистый Робинзон», — рассказывал Николай Вдовин.

Толки о дальнейшей судьбе Марка Гурского сильно отличаются. Одни говорили, что он отсидел положенный срок, другие — что за истечением срока давности дело о дезертирстве возбуждать не стали. Дивясь умению мужчины выживать в тайге, деревенские жители попросили его стать бригадиром охотников. Гурский согласился, но ненадолго. Через некоторое время он уехал в Красноярский край, где снова поселился в тайге, уже не прячась от людей. Взял ли он с собой девушку и ребенка — неизвестно.

Тимур Сагдиев

Не сочтите меня параноиком, но мне кажется, что кто-то постоянно читает то, что я здесь пишу...
Скржитек вне форума  
Старый 27.03.2020, 15:26
covid
Новичок
 
Регистрация: 19.03.2020
Адрес: RUS
Сообщений: 3
Сказал(а) спасибо: 5
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
По умолчанию

Бабушка рассказывала семейную легенду про соседа, который в самом начале блокады Ленинграда выменял у ее родителей пианино XIX века на 5 банок сгущеного молока. Через год умер от голода, а пианино они забрали обратно.
covid вне форума  
Закрытая тема

Опции темы
Опции просмотра

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход

Похожие темы
Тема Автор Раздел Ответов Последнее сообщение
Реальные случаи выживания. Артемиус Практика 66 30.07.2020 09:48
Опыт переживших БП. Великая Отечественная война. Гедонист Выживание в зоне боевых действий 125 13.08.2018 13:41
Выборы без Критериев: реальные результаты Граф Куракин Курилка 2701 12.03.2012 17:07


Текущее время: 23:28. Часовой пояс GMT +3.